1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Мир накрыла волна авиазабастовок

Авиатранспорт сотрясается социальными конфликтами. Начиная сентября только в Европе прошли две крупные забастовки в Air France и Lufthansa. Французы бастовали против перевода части пилотов на работу в лоукостер Transavia. Немцы – против изменения зарплатных тарифов и повышения пенсионного стажа.

В соответствии со стратегическим планом, французы намерены к 2017 году увеличить парк лоукостера с 47 до 100 воздушных судов. Главное, чего добивается профсоюз флагманской компании – чтобы у пилотов Transavia были такие же зарплаты и уровень социального обеспечения, как в Air France. Менеджмент не хочет на это идти, поскольку затраты на персонал здесь и без того из самых высоких.

Если французы провели одну крупную стачку в несколько недель, то немцы останавливали работу в шестой раз за полгода. Забастовки длятся сравнительно недолго, всего по нескольку дней. К примеру, на прошлой неделе – два дня. Причём бастовало только грузовое подразделение, и пассажирские рейсы затронуты не были.

Интересно, что от французской забастовки выиграла авиакомпания EasyJet. Прогноз её годовой выручки увеличен примерно на 5% – с 700 млн евро до 740 млн. Очевидно, что и другие компании выиграли не меньше. Ведь прогноз потерь AirFrance составляет 500 млн евро, а прогноз выручки снижен с 2,2 млрд до 1,7 млрд евро. Каждый день забастовки обходился компании примерно в 20 млн евро. Причём EasyJet – как раз прямой конкурент Transavia.

Это не абстрактные цифры. Это пассажиры, которые не смогли улететь с французской компанией и выбрали другую. Известны случаи, когда людям из-за забастовки приходилось покупать более дорогой билет, что приносило конкурентам большую прибыль, чем потери AirFrance. Пасажиропоток у французского авиаперевозчика снизился почти на 16%.

Кстати, в июне во Франции прошла забастовка диспетчеров. Они выступали против реформирования своей отрасли и грядущего сокращения. То есть, решили саботировать планы реорганизации на период 2015-2019 годов. В результате было отменено до 20% всех рейсов во Франции.

6 сентября бастовали диспетчеры римского аэропорта «Фьюмичино». Из-за этого были отменены десятки рейсов разных авиакомпаний. О её причинах не сообщалось.

В израильском аэропорту «Бен-Гурион» также предзабастовочное состояние. 7 октября профсоюзы объявили о трудовом конфликте с администрацией воздушной гавани. Активисты добиваются улучшение условий трудового договора. В то же время профсоюзное объединение «Гистадрут» объявило состояние трудового конфликта на 11 государственных предприятиях. Интересно, что 18 сентября прошла ещё одна забастовка в том же аэропорту – в знак солидарности с работниками компании «Доар Исраэль».

На прошлой неделе бастовали даже уборщики из нью-йоркского аэропорта «Ла Гуардиа», обслуживающего внутренние авиарейсы США. Они считают, что недостаточно защищены от вируса Эбола. Сообщается, что им не досталось защитных масок и перчаток. Пока они бастовали, их обязанности пришлось выполнять сотрудникам авиакомпаний.

Российские лётчики, если и решаются провести свои акции, то делают это фактически втихаря

В отличие от зарубежных авиаторов, российские проводят свои акции фактически втихаря. К примеру, на прошлой неделе в Томске прошла забастовка лётчиков, из-за чего на 4 часа был задержан рейс на Новосибирск. Однако, официально называется другая причина – технические неполадки. По-видимому, российские лётчики научены горьким опытом «Шереметевского профсоюза лётного состава». Крупных акций неповиновения они не проводят.

Не пошла дальше угроз и забастовка на татарстанском предприятии «Ак Барс Авиа». В феврале её работники собирались объявить стачку из-за долгов по зарплате. Общая задолженность на 1 февраля составляла 50 млн рублей. В январе компания не смогла оплатить текущие прямые расходы, увеличив долги перед аэропортами, поставщиками топлива и другими партнёрами на 30 млн. Остановка работы была запланирована на 20 февраля. Однако, сообщений о её начале не поступило.

Кстати говоря, осень ознаменовалась приходом иностранных гражданских пилотов в российскую авиацию. Летом правительство из-за острого кадрового голода временно разрешило им работать на линиях. Многие тогда протестовали – было непонятно, что за специалисты и откуда прибудут в Россию. Но опасения пока не оправдываются. Первым пилотом стал немец Дитер Рольфс. Всего планируется привлечь до 200 иностранце в год, из них 80 – квота «Аэрофлота». Всего компания получила 821 резюме – конкурс составляет около 10 человек на место. Больше всего заявок поступило из Чехии, Германии, Италии и Испании.

Сейчас в гражданской авиации, как видно, происходят давно назревшие изменения. С одной стороны, мировой кризис не позволяет тратить на персонал столько же, сколько прежде. С другой, персонал это не устраивает. Делать что-то нужно и решения популярными не будут. В любом случае, это вопрос выживания для каждого игрока.

ВКризис