1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Интервью с заместителем председателя ФНПР Евгением Макаровым

Что изменилось в экономике России после введения режима экономических санкций? Как это повлияло на предприятия? Чем опасно для экономики и трудящихся падение цены на нефть или снижение рейтинга страны? Возможно ли полное импортозамещение? Ответить на эти и другие вопросы “Солидарность” попросила заместителя председателя ФНПР Евгения Макарова.

ОЦЕНКА РИСКОВ

- По поводу санкций, которые западные страны ввели против российской экономики, звучат разные мнения, от шапкозакидательских до катастрофических. Как с позиций профсоюзов можно оценить степень их угрозы для экономики России, в особенности влияние на рынок труда?

- Нынешние обстоятельства стоит рассматривать во всем их многообразии, не сводя проблемы только к санкциям. Надо говорить о разных этапах и векторах развития этой истории. Сначала - о последствиях кризиса на Украине. Для профсоюзов важно то, что они имеют отношение к социально-трудовой сфере.

Первое - прекращение как поставок готовой продукции, так и межзаводской кооперации в военно-промышленной и гражданской сферах (около 50 украинских предприятий) ставит два вопроса: чем заместить продукцию и как восстановить поставки комплектующих. Для Северо-Запада страны важны вертолетные двигатели, газотурбинные корабельные установки, турбины для АЭС, а для России в целом - ракеты-носители “Зенит”, компоненты вооружений и программное обеспечение для авиации и космоса, производившиеся на Украине. Можно предложить лишь одно решение - постепенное полное импортозамещение: украинские партнеры в промышленной сфере, особенно в ВПК, потеряны надолго, и наивно рассчитывать на будущие контракты. С точки зрения профсоюзов, это импортозамещение должно быть нацелено не на поиск альтернативных поставщиков в других странах, а на разработку и производство замещающих изделий в нашей стране. Так происходит с вертолетными двигателями, так будет с газовыми турбинами для флота и, полагаю, с прочим. При условии инвестиций в реконструкцию и строительство производств в ближайшие 2 - 5 лет вся эта продукция будет замещена. Что, соответственно, вызовет появление новых рабочих мест и потребность в специалистах.

Второе. Менее значимо нарушение поставок с Украины продовольственной продукции. В этой сфере путь освоения импортозамещения короче с точки зрения объема требуемых инвестиций и срока их окупаемости. Российские и белорусские предприятия, думаю, справятся с замещением за полгода - год.

Третье. Намного печальнее гуманитарные последствия украинского кризиса. С апреля в Россию въехали больше 320 тысяч украинцев (по неофициальным данным - более миллиона). Из них ищут работу около 76 тысяч. Насколько это влияет на рынок труда в стране и в регионах? Судите сами: в августе в России было 72,4 млн человек, занятых в экономике, и 3,7 млн человек классифицировались по методике МОТ как безработные (искали работу). То есть ищущие работу беженцы составляют 0,1% от трудоспособного населения страны и увеличивают отряд безработных на 2%. Распределение беженцев по стране неравномерно. В Ленинградской области и Санкт-Петербурге, где проживают 3,85 млн экономически активных граждан, из которых безработных 71 тысяча, беженцев около 25 тысяч, из них за трудоустройством обращались не более 1500 - те же 2% от числа безработных в регионе. Но важно вот что: безработные беженцы, если намерены остаться в России (таких не более 25%), способны вписаться в рынок труда без заметной конкуренции за рабочие места, поскольку вакансий в 5 - 6 раз больше числа безработных.

И о санкциях, введенных летом рядом стран (их пять, плюс страны ЕС). Санкции затрагивают не только персоны, но и экономическую жизнь, и рано или поздно это скажется на рабочих местах. Давайте разберем, из чего складываются угрозы по этой причине.

Вначале санкции были индивидуальными - против отдельных политиков, бизнесменов и связанных с ними компаний (в списках разных стран сегодня около 120 человек). Влияние этих санкций на социально-экономическую ситуацию в стране малозаметно, хотя те работники банков и предприятий, которых они затронули, могут со мной не согласиться. Но нас, как массовую организацию, больше волнуют секторальные санкции - против российских банков и компаний, в том числе государственных. Санкционные меры ограничивают доступ к американскому и европейскому финансовым рынкам, прекращают поставки вооружений, изделий и технологий двойного назначения и обмен “чувствительными” технологиями. Так, прекращено техническое и экономическое сотрудничество с рядом российских концернов, предприятий и институтов в сырьевой, обрабатывающей, машино- и приборо-строительной, транспортной и других отраслях в гражданской и оборонной сфере (это около 15 банков, 60 концернов и корпораций, в их составе не менее 800 предприятий). В санкционных списках есть как небольшие предприятия, вроде санатория или ликеро-водочного завода в Крыму, так и крупнейшие концерны по добыче и транспортировке нефти и газа - а это десятки тысяч рабочих рук.

Ограничения в сфере кредитования на зарубежных рынках могут привести, во-первых, к снижению объема оборотных средств предприятий, что почти всегда означает замораживание зарплаты, а возможно, и ее задержки. А во-вторых - к нарушению ценообразования продукции с длительным циклом производства и фиксированной ценой: новые условия кредитования неизбежно приведут к переносу дополнительных издержек в цену продукции. Если же цена зафиксирована, у работодателя появляется соблазн удержать контрактную цену за счет сокращения зарплат или рабочих мест. В такой обстановке не исключены и банкротства отдельных предприятий. Здесь очень многое зависит от длительности ограничений в финансовой сфере и политики наших экономических властей. Если положение нормализуется до конца этого года, можно ожидать продолжения стабильности на рынке труда. Если же положение станет хуже, санкции ужесточатся и доступность кредитов на внутреннем рынке останется такой же неудовлетворительной, как сейчас, то рынок труда может показать плохие результаты уже к будущему лету.

Важно помнить, что техническое сотрудничество с зарубежными партнерами зачастую включало в себя поставки продукции и сырья двойного назначения. Заместить можно не все, на это нужно время, и дело упрется в инвестиции и срок окупаемости.

РАЗВИТИЕ VS ИЗОЛЯЦИЯ

- Как вам рассуждения политиков о том, что пора запустить “мобилизационный” сценарий и переориентироваться на свои силы полностью, и не только в оборонной сфере?

- За “мобилизационными” призывами мало что стоит. Во-первых, мировое разделение труда и глобализация - для заполнения внутреннего потребительского рынка товарами отечественного производства потребуется не одна “пятилетка”, а результат может быть экономически непривлекательным для потребителей. Во-вторых, 24 года в стране строилось открытое общество. Возникли новые реальности: экономическая свобода, свобода политических взглядов, свобода передвижения людей, в том числе экономического, свобода и доступность информации, резко изменился характер и качество коммуникаций между людьми, их сообществами и государством. Все это делает невозможным изолированное и вместе с тем успешное развитие какой-либо страны по сценарию середины ХХ века. Надо работать над диверсификацией внешнего экономического, политического, военного и гуманитарного сотрудничества, строя отношения не только с хорошо известными нам партнерами в Старом Свете и Северной Америке, но и в Евро-Азиатском регионе и Латинской Америке. Для выстраивания долгосрочных отношений необходимо, как говорят политологи, два избирательных срока. Иначе трудно убедиться в надежности партнера.

- На что профсоюзам надо обратить внимание уже сейчас, не дожидаясь новых поворотов в “санкционной” истории?

- Заметную тревогу вселяет ситуация на рынке углеводородного сырья. Снижение стоимости нефти - это потери в доходах наших продавцов ее на мировых рынках и, соответственно, уменьшение поступлений в бюджет РФ. Длительное сохранение цен на нефть ниже стоимости, заложенной при проектировании бюджета, неизбежно скажется на экономической ситуации в стране. Уже на первом этапе мы имеем рост цен на импортируемые товары и услуги из-за изменения курсов валют, что на втором этапе, как не раз проверено практикой, приведет к росту цен на внутреннем рынке, в том числе к увеличению тарифов естественных и “неестественных” монополий. Не забудем, что в нашей экономике есть предприятия, полностью зависящие от импортного сырья и технологий. В совокупности все это уже ведет к снижению покупательной стоимости зарплат. Есть обоснованные опасения, что индексации, заложенные в соглашениях и колдоговорах 2014 года, не смогут угнаться за инфляцией, и по итогам года уровень жизни работающего населения может снизиться.

Цены на нефть - гораздо более чувствительный фактор, чем санкции против конкретных лиц и предприятий, и, боюсь, события на Украине не находятся в прямой взаимосвязи с ценами на нефть. Как бы мы не увидели появления новой наклонной плоскости для мировой экономики. Тем более актуален вопрос о разумном использовании накопленных в стране ресурсов - на инвестирование в создание импортозамещающих производств, в разработку высокотехнологичных изделий, способных придать большую устойчивость реальному сектору экономики и поддерживать позитивное настроение на рынке труда.

Профсоюзным организациям надо готовиться к заключению новых колдоговоров на ближайшие годы, ориентируясь на сохранение негативных тенденций по крайней мере до середины 2015 года. По мнению Научно-мониторингового центра “Трудовые конфликты” СПбГУП, прогноз развития социально-трудовой обстановки на ближайшие полгода негативный, вероятно увеличение числа социально-трудовых конфликтов из-за невыплаты зарплаты и низкого ее уровня, из-за сокращения рабочих мест и банкротства предприятий. Мы уже фиксируем рост потерь в экономике от забастовок (за 9 месяцев в стране прошло 19 заметных забастовок и потеряно 18 900 человеко-дней - втрое больше, чем в 2013 году), и тенденция скорее сохранится. Пока в годовом балансе рабочего времени эти потери едва заметны, но при неблагоприятном развитии ситуации ущерб может возрасти.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ РЫНОК

- Мы надеемся, что вскоре появится больше отечественного продовольствия, так как ответные меры российского правительства создают для этого неплохие условия.

- Особое место в этих процессах занимают запрет, введенный 6 августа российским правительством на ввоз определенной сельхозпродукции, сырья и продовольствия. Пока рано судить, насколько это действенно для стран, прибегнувших к санкциям. В ЕС есть страны, мыслящие категориями экономической выгоды, но есть и готовые “биться до победы”, пусть даже высокой ценой. Мы понимаем, что санкции, вызвавшие ответные меры, принимались политиками, а ответные меры свалились на головы фермеров и людей бизнеса. Для прохождения импульсов недовольства до умов политиков по политическим “нейронным” путям нужен один избирательный период.

Вместе с тем ясно, что цены на внутреннем продовольственном рынке ползут вверх даже на отечественные товары. Это вызвано уходом с рынка европейской продукции, цена которой формировалась с учетом финансовой поддержки европейскими властями своего сельского хозяйства, и резким снижением конкуренции. Нашим производителям продовольствия надо воспользоваться тем, что внутреннее общественное мнение поддерживает ответные меры, и расширять свое присутствие на рынке. Сделать это непросто: опять-таки нужны дешевые кредиты на закупку семенного и племенного материала, техники, оборудования (в основном импортного), на строительство новых комплексов и предприятий переработки, на улучшение логистической и транспортной инфраструктуры. Но столь масштабные меры требуют вложений на срок от 3 до 7 лет, а у наших производителей есть всего один сельскохозяйственный сезон для рывка. К тому же агропроизводство в России зависит от погодных условий, поэтому рывок может и не получиться.

Ждать роста выпуска отечественной растительной продукции можно не ранее осени будущего года. В отношении же птице- и животноводства, а также переработки уже понятно, что цены и на эту продукцию на выходе будут увеличиваться, так как замещающие поставки из других стран оказываются дороже за счет транспортной составляющей и колебания валютных курсов.

Подводя итог, можно подтвердить позицию российских профсоюзов, сформулированную во Всемирный день борьбы за достойный труд (7 октября): ФНПР против любых войн и санкций, нам нужны нормальные условия для труда, достойная зарплата, новые производительные и безопасные рабочие места.

Солидарность