1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

7october2021

Газета

ПТлого

А коммерческую тайну никто не разглашал...

Благодаря специалистам юридической консультации Ленинградской Федерации профсоюзов (ЛФП) восстановлен на работе член Профсоюза работников лесных отраслей РФ. Специалист, отдавший родному предприятию несколько десятков лет, прошедший путь от техника-лесовода до главного инженера, чьи трудовые заслуги неоднократно поощрялись руководством, был уволен работодателем за якобы разглашение коммерческой тайны предприятия.

Пострадавший от произвола работодателя инженер вышел на работу в свой законный отпуск. Занимаясь производственными вопросами, он выделил время и на личные дела, на что имел полное право, поскольку официально находился на отдыхе, и решил отправить на свою домашнюю электронную почту личный фотоархив, хранящийся на его рабочем компьютере. Почему личные фото хранились в работе? Да потому что на них инженер был запечатлен в разные годы своей трудовой деятельности во время многочисленных лесных экспедиций.

Однако случайно в архив личных фотографий, подготовленный к отправке, попала папка с электронными копиями (сканами) лесоустроительных планшетов. «Инженер неумышленно щелкнул по ней компьютерной мышью — так иногда происходит», - комментируют профсоюзные юристы.

Сотрудники отдела информационной безопасности и технической поддержки предприятия обнаружили, что с корпоративной почты отправляются большие объемы файлов и, в том числе, папка со сканами лесоустроительных планшетов, которые по версии руководства, составляют коммерческую тайну предприятия. Ответственные за информационную безопасность передачу данных прервали, а инженеру заблокировали доступ к информационным ресурсам организации.

Несмотря на объяснения инженера, что его действия не содержали никакого злого умысла, по результатам служебной проверки, он был признан виновным в совершении двух дисциплинарных проступков. Первый - нарушение обязательства о неразглашении коммерческой тайны предприятия, второй - нарушение установленного порядка работы со служебной информацией ограниченного распространения. В итоге инженер был уволен согласно пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ «расторжение трудового договора работодателем в случае разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника».

Инженер посчитал свое увольнение незаконным и обратился за помощью к профсоюзным юристам, а те, в свою очередь отстояли его права в суде.

Они доказали, что, во-первых, лесоустроительные планшеты, а также их электронные копии не относятся к информации, составляющей коммерческую тайну предприятия, а во-вторых, действия инженера не являются разглашением информации, составляющей коммерческую тайну.

«Первое - коммерческая тайна — это очень важная категория, правовой режим которой должен быть четко урегулирован. Так пунктом 1 ч. 1 ст. 10 Федерального закона «О коммерческой тайне» установлено, что перечень информации, составляющей коммерческую тайну, утверждается локальным нормативным актом её обладателя. На предприятии, где трудился незаконно уволенный инженер, такой локальный нормативный акт существует. Но в перечне сведений, которые составляют коммерческую тайну, лесоустроительные планшеты отсутствуют, - отмечают специалисты юридической консультации ЛФП. - В акте служебной проверки работодатель ссылался на один из пунктов действующего в организации Положения о коммерческой тайне. Однако данный пункт предусматривает, что к коммерческой тайне относится информация об оказании услуг по сбору документированной информации государственного лесного реестра. Лесоустроительные планшеты такую информацию не содержат. Кроме того, на них и их копии не был нанесён гриф «Коммерческая тайна», с указанием её обладателя, как это предписывает федеральный закон».

Более того, как отметил в своем объяснении суду сам инженер - напомним, специалист с большим стажем работы, планшеты и их электронные копии — это общедоступная информация, поскольку размещается в открытых источниках, в том числе, как приложение к государственному лесному реестру. Для доказательства истец и профсоюзные юристы запросили в Комитете лесного хозяйства и лесной промышленности Новгородской области выписку из государственного лесного реестра, которая содержала лесоустроительные планшеты, подготовленные специалистами предприятия-ответчика, и совершенно спокойно ее получили.

Второе, на чем основывали свои доказательства неправомерности увольнения специалисты юридической консультации ЛФП — даже если бы инженер и передавал сведения, содержащие коммерческую тайну, никакой передачи по сути-то не произошло. «Служба информационной безопасности, заблокировав пересылку, нарушила целостность передаваемого архива, и пришедшую на личную электронную почту информацию инженер просто не смог скачать, а значит использовать ни он, ни и уж, тем более, третьи лица. А согласно п. 9 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне», разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, происходит только тогда, когда она становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.», - отмечают профсоюзные юристы.

Как отмечено в решении суда, «Сам по себе факт отправления истцом сведений, содержащих, по мнению ответчика, коммерческую тайну, на личный электронный адрес без наличия доказательств последующей передачи указанных сведений третьим лицам не может расцениваться, как разглашение этих сведений».

В итоге суд согласился с доводами истца и его законных представителей — специалистов юридической консультации ЛФП. Поддержал их позицию и участвовавший в заседаниях представитель прокуратуры. Суд вынес решение: признать увольнение инженера незаконным, восстановить его на работе в должности начальника участка, взыскать с работодателя средний заработок незаконно уволенного за время его вынужденного прогула в размере более 587 тысяч рублей и компенсацию морального вреда - 30 000 рублей. «Размер компенсации морального вреда — беспрецедентный, это очень большая сумма по такого рода делам, обычно суд назначает не более 10 000 рублей. Это — настоящая победа», - говорят профсоюзные юристы.

А не так давно, по информации юридической службы ЛФП, в организации, так ревностно охраняющей коммерческую тайну, которая, как выяснилось, тайной вовсе и не является, сменился руководитель, а восстановленный на работе инженер получил повышение и теперь работает в Москве.